• Безрукова Галина Аркадьевна, поэтесса, журналист

    Фото Галины Безруковой

    Галина Безрукова, по признанию писательского сообщества, литературных критиков и ценителей поэзии, - одна из лучших русских поэтесс, продолжавшая традиции А. Ахматовой и М. Цветаевой. Ее стихи неоднократно звучали на Всесоюзном радио. В 1970-х годах печаталась в областных газетах «Смена», «Калининская правда», в центральном еженедельнике «Литературная Россия», альманахе «Тверь», журналах «Знамя», «Кругозор», «Поэзия» и других изданиях.

    Родилась 23 октября 1948 года в г. Свердловске.

    В 1961 г. закончила среднюю школу в г. Калинине (Твери).

    1964 – 1968 гг. – учеба в Загорском художественно-промышленном училище игрушки.

    1968 – 1970 – работа в г. Халтурине на фабрике культтоваров.

    1970 – 1973 – работа художником-оформителем на вагоностроительном заводе в г. Калинине.

    1973 – 1975 – работа в сибирском городе Лесосибирске ( 1973-1975 ).

    1975 – 1978 – работа художником в строительном управлении г. Калинина.

    1979 г. - участница VII Всесоюзного совещания молодых писателей.

    С июля 1978 г. и до ее закрытия в 1999 г. - в областной молодежной газете "Смена" ("Смена плюс"): ретушером, библиотекарем, корректором, письмоводителем, зав. отделом писем. Журналистские псевдонимы - Г. Асина, Г. Ольгина, Г. Аркадьева.

    29 апреля 1999 года трагически погибла: была сбита автомашиной неподалеку от своего дома.

    Книги:

    Прижизненные издания: «Расклейщица афиш» (М.,1978); «Светёлка» (Тверь, 1992);

    посмертные издания: «...Ты не забудь меня, ладно?" (Тверь, 2000), «Ничейная птица» (Тверь, 2010, под общей редакцией Евгения Клюева, стихи предоставлены дочерью Анастасией Безруковой)).

    Награды:

    - лауреат премии еженедельника «Литературная Россия» за 1977 год;

    - лауреат ежегодной литературной премии имени М.Е. Салтыкова-Щедрина на 2000 год за книгу стихов "...Ты не забудь меня, ладно?"

    Стихи Галины Безруковой из сборника "Светёлка"

    ***

    В белой пене цветущих черешен

    Перед вами я смело стою.

    Бросьте камень в меня, кто безгрешен,

    Кто уверен, что будет в раю.

    Светлый гомон оживших скворешен

    Возвестил о пришествии дня.

    Бросьте камень в меня, кто безгрешен,

    Кто уверен, что чище меня.

    Запах лета тревожен и нежен,

    Запах свежей примятой травы.

    Бросьте камень в меня, кто безгрешен.

    ...Что ж глаза опускаете вы?

    ***

    В палисаднике заледенел шиповник.

    Из колодца не достать воды.

    Предал самый преданный любовник.

    Неоткуда больше ждать беды.


    Лунный луч легко скользит по стенам,

    И не надо зажигать огня.

    Издавна привыкла я к изменам.

    Сколькие покинули меня!

    Научившись быть бесслезно гордой,

    Я опять на дне дремучих зим

    Со своей стоклятою свободой,

    С темным одиночеством своим.

    ***

    Мерцал твой голос в тишине,

    Холодной, сумеречной, вьюжной:

    «Ты будешь помнить обо мне?»

    И я спросила: «Разве нужно?»

    И ты сказал: «Не может быть,

    Чтоб все так быстро помертвело».

    «Забыть — лишь форточку открыть

    И сквозняком — простое дело».

    «Я буду приходить во сне».

    «Я крепко сплю и снов не вижу».

    «Ты будешь помнить обо мне!»

    «Прощай. Ступай. Иди. Иди же!»

    Не долго скрипочки шагов

    Прощанье у калитки пели.

    А утром не сыскать следов

    Под марлей мартовской метели.

    Раскрыла форточку. Тепло.

    Впустила ветер разудалый.

    Но память билась о стекло

    И никуда не улетала.

    ***

    Скрипнула шальная половица —

    Раньше не скрипела никогда.

    Он вошел и попросил напиться.

    Вкусная была у нас вода.

    Поднесла ему я полный ковшик

    Из ведра, прикрытого в углу.

    Шуганула с лавки сытых кошек,

    Пригласила к нашему столу.

    Опорожнил ковшик. Глянул с лаской.

    «Хороша, хозяюшка, вода».

    И чего я залилася краской?

    Раньше не краснела никогда.

    Я сказала: «Оставайтесь, право.

    Вон какая темень на дворе.

    Постелю вам в комнате направо,

    Встанете пораньше на заре».

    Но в ответ прохожий белокурый:

    «Нет, пойду. Темно — да не беда...»

    И чего я разревелась, дура?

    Раньше не ревела никогда.

    ***

    Под челкой спрятала морщину,

    Оставленную мне бедой.

    Люблю веселого мужчину.

    А он беспечно молодой.

    Ему бы музыку да вина,

    Да жадное сплетенье рук.

    Под челкой спрятала морщину

    И думала: перехитрю, а вдруг!

    Мне тоже по душе веселье.

    Мне тоже очень мало лет.

    И мне не ведомо похмелье

    И поцелуя грешный след.

    Под челкой спрятала морщину.

    Ты эту ложь мою прости.

    Вон ветер закружил осину

    В июньской роще на пути.

    И кружится шальное лето,

    И я забылась и кружусь.

    …Мне показалось, я — Джульетта,

    А я ей в матери гожусь.

    ***

    Алле

    А называют эти цветы — золотые шары.

    Из памяти всплыло, наплыло (куда же тут деться?).

    Из той золотой, из почти нереальной поры,

    Из палисадников тихих забытого детства.

    …А после дождя полегали цветы на забор,

    И пробираясь чужими дворами,

    Красивый мальчишка родителям наперекор

    Являлся ко мне с золотыми шарами.

    Я отворачивалась, я те цветы не брала

    И стоптанной тапочкой влажный песок ковыряла.

    Окак я врала, как смышленно и гордо врала,

    И за калитку внезапно ныряла.

    Девчонка, кузнечик в заштопанных белых носках,

    Ах, как я любила цветы, и дожди, и мальчишку.

    Он, может, всю жизнь проносил бы меня на руках.

    И может, у нас бы родился красивый сынишка.

    Желать и жалеть. Это прихоть словесной игры.

    Настала пора оглянуться и оглядеться.

    А называются, эти цветы — золотые шары,

    На стеблях летящие из палисадников детства.

    ***

    Веревка от березы до осины.

    Полощутся пеленки на ветру.

    И я на руки бережно беру

    Красивого зареванного сына.

    В цветные набегающие волны,

    В безбрежные цветы мы с ним идем.

    И даже если встретимся с дождем,

    То все равно останемся довольны.

    Веревка от березы до осины.

    Полощутся пеленки на ветру.

    ...Я каждой ночью на руки беру

    Красивого несбывшегося сына.

    ***

    Ничего. Переживу и это.

    Надо пережить. Переживу.

    Крутится усталая планета.

    Шлепаются яблоки в траву.

    Мошкара вечерняя клубится.

    В окнах загораются огни.

    Шебуршат во тьме большие птицы —

    Маленьких баюкают они.

    Бродит кошка в зарослях паслена.

    Может, ищет мышкину нору.

    И собака лает иступленно.

    ...Что ты, дура, будишь детвору?

    Все в порядке. Спи и ты, собака.

    В небе светит белая звезда.

    И никто не виноват, однако,

    В том, что у меня стряслась беда.

    В дом войду, не зажигая света.

    Вволю до икоты пореву.

    ...Ничего. Переживу и это.

    Надо пережить. Переживу.

    ***

    Мы с тобой, как две подружки,

    На скамейке во дворе

    Делим поровну игрушки,

    Сговорившись об игре.

    Хочешь? — мамой будешь ты.

    Я побуду нынче дочкой.

    Забери мои платочки —

    Там на них цветут цветы.

    Ты умеешь очень много.

    Вот и маму научи,

    Как на стульчике треногом

    Печь из глины куличи.

    Научи меня стирать,

    Шить сосновою иголкой.

    Нам с тобой еще так долго

    В дочки-матери играть.

    ***

    Он мне сказал: «Хочу коня!»

    Тогда я стала конокрадкой.

    Он мне сказал: «Хочу вина!»

    Я виноград взрастила сладкий.

    Он дом построить повелел —

    Я научилась срубы ставить.

    И был прекрасен мой удел —

    И потакать ему и славить.

    Его каприз, а мне — приказ.

    Он пожелал речных жемчужин.

    И я ныряла много раз.

    А жемчуг стал ему не нужен.

    «Потом кому-нибудь отдашь».

    И высыпал небрежным жестом.

    Любая прихоть или блажь —

    Все выполняла я с блаженством.

    Решил: «Довольно быть одной».

    Решил: «Ты сделала не мало».

    Сказал он: «Будь моей женой!»

    «Пошел ты к черту!» — я сказала.

    ***

    В самый последний миг

    Счастливо и безоглядно

    Птицей срываюсь на крик:

    Ты не забудь меня, ладно?!

    В этой стране ледяной

    Трону ладонью прохладной.

    Что б ни случилось со мной.

    Ты не забудь меня, ладно?

    Прутиком черным грозя,

    Встанет судьба над тобою.

    В этом пространстве нельзя

    Нам заручиться судьбою.

    Южных помятых гвоздик

    Запах стоит в парадном.

    ...В самый последний миг

    Ты не забудь меня, ладно?!
    Ответить Подписаться